laperussa

Categories:

Oslo, 31 August: крах перфекционизма

Вообще-то я не люблю такие фильмы. Фильмы, в которых автор не оставляет зрителю никакой надежды, когда он суров и беспощаден в своих выводах. Или, наоборот, слишком реалистичен?

"Осло, 31 Августа" Йоакима Триера - история одного дня 34-летнего молодого человека, проходящего курс лечения от наркозависимости. Это первый день после выхода из рехаба, когда Андерс встречает старых друзей и сталкивается с самим собой. Он потерян: возвращаться к привычной жизни после долгого отсутствия все равно как приезжать на место давно сгоревшего дома.

Joachim Trier "Oslo, August 31st"
Joachim Trier "Oslo, August 31st"

Уже на первых минутах фильма главный герой пробует совершить самоубийство. В этот момент мы еще ничего о нем не знаем, мы просто видим, как хорошо одетый, симпатичный молодой человек почему-то не хочет больше жить. Узнав же про наркозависимость, очень легко сделать вывод: понятно, что еще от этих наркоманов ожидать, конченый человек, и пригрозить пальцем куда-то в воздух: вот, нечего даже пробовать, ни к чему хорошему это не приведет. Но это желание морализировать, каталогизировать, разнести по папкам - своего рода попытка справиться со страхом непонятного и страшного, объяснить себе на примитивном уровне причину, по которой люди делают выбор в такую сторону. “Для них это будет казаться передозом”, - говорит Андерс. Но дело не в зависимости.

Андерс оказывается не узколобым, необразованным нариком из плохой семьи, а начитанным молодым человеком с неординарными взглядами, которые, как минимум, вызывают интерес у редактора газеты, куда он пытается устроиться на работу. Но его опыт зависимости, о котором он рассказывает, как будто перечеркивает возможность вообще на что-то рассчитывать в жизни. Этот опыт как будто его сломил. Или же его сломленность стала причиной зависимости? Что причина, а что следствие?

Андерса сложно переубедить в его самообесценении и саморазрушении. Он не слышит, когда главный редактор газеты ему говорит: как здорово, что ты справился с таким опытом, не каждому удается выйти из этой истории (что равнозначно: “какой ты молодец, ты сильный, ты со всем справился, я тебя уважаю и ценю”). Его лучший друг Томас вспоминает, какие у Андерса были интересные статьи, но он отметает это утверждение: это было 6 лет назад и только благодаря тому, что я общался с Кнутом, а не потому что умею писать. Андерс не верит в то, что может представлять вообще какую-либо ценность. Он всегда недостаточен: недостаточно хорош, недостаточно талантлив.

У Андерса налицо все признаки депрессии: подавленное состояние, потеря интереса, ощущение одиночества, отсутствие сексуального желания, чувство стыда за то, какой он. У него и раньше случались депрессивные состояния, он смеется: станет лучше, все пройдет. “Только лучше не станет”, - обрывает он себя со слезами на глазах.

Триер поднимает сложные вопросы, на которые нет однозначного правильного ответа: как справиться с потерянностью и экзистенциальным одиночеством, как помочь и до какой степени мы можем помочь человеку в тяжелом состоянии, какие найти слова, как убедиться, что твои слова правильно восприняты, можно ли вывести человека из кризиса разговором и что делать, когда твой лучший друг признается тебе, что сегодня вечером он совершит самоубийство? Отсутствие простых ответов делает тебя совершенно растерянным перед реальностью, и это ужасно бесит: ты ничего не можешь с этим поделать. Ты бессилен, и от тебя мало что зависит.

Каждый раз думая об этом фильме, мне не дает покоя вопрос: почему? Почему так случается, что человек становится сам себе противен? Откуда берется неудовлетворенность собой? В какой момент появляется пустота? Пустота, отсутствие цели, безрадостность, которая затапливает все вокруг и которой нет конца и края? 

Причин депрессии множество: от генетики и устройства нашего мозга до особенностей географии, культуры, окружения, воспитания и экономики. Но неужели все объясняется только ей?

В своей книге “Селфи. Почему мы зациклены на себе и как это на нас влияет” Уилл Сторр пишет: “Есть множество факторов уязвимости, которые повышают риск самоубийства, таких как импульсивность, угрюмая руминация, низкий уровень серотонина и слабость навыков разрешения социальных проблем. Обычно акту самоубийства предшествуют психические нарушения — в первую очередь депрессия”. Но, как следует далее, только менее 5% людей, страдающих депрессией, принимают решение покончить с собой. 

Психология суицидального сознания изучается на научном уровне. Рори О'Коннор из Лаборатории по исследованию суицидального поведения в Университете Глазго считает, что “первопричина — именно в этом чувстве поражения и унижения, от которого человек не может избавиться… Одного лишь чувства неудачи мало; «я» должно еще и утратить веру в возможность перемен”.

В интервью журналу «Film Comment» Триер говорит про героя Андерса Даниельсена Ли, который сыграл главную роль в этом фильме: “У Андерса, актера, никогда не было опыта зависимости, как у его персонажа. Он потрясающе талантливый человек: он врач, музыкант, он написал книгу. Я бы назвал его человеком Ренессанса в современном прочтении. Мы бросили ему вызов: представить совершенно противоположную реальность, когда человек с его талантами не может ничего достичь в жизни, и трагедию этого”.

Неспособность достичь идеала, чем не крах философии перфекционизма? Значит ли это, что лучше совсем не иметь никаких идеалов? Возможно ли это, особенно в эпоху соцсетей, когда соблазн примерить чужую жизнь так велик, а сравнение с другими часто не приносит ни радости, ни уверенности в себе? Одни вопросы, Йоаким!

Однако на какую-то долю секунды мне показалось, что ответ все-таки есть. Самоубийство Андерса - ответ, какой бы неэтичный он ни был. Признание того, что ты можешь не справиться, отказ от перфекционизма. Поэтому я и не люблю такие фильмы. 

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.